Chelnyurinform.ru

Челны Информ
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вопросы доказывания хищение путем использования компьютерной техники

Читать диплом по основам права: «Хищение путем использования компьютерной техники: проблемы квалификации и практики применения» Страница 1

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

«АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Кафедра уголовного права и криминологии

Специальность 1-24 01 02 Правоведение ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Хищение путем использования компьютерной техники: проблемы квалификации и практики применения Автор работы

Слушатель 6 «В» курса

группы 0433 ФЗО

Борсук Вадим Владимирович

Профессор кафедры уголовного

права и криминологии

кандидат юридических наук, доцент

Яловик Василий Степанович МИНСК 2014

ОглавлениеПеречень условных обозначений, символов и терминов

Глава 1. Понятие и общая характеристика хищения путем использования компьютерной техники

.1 Понятие хищения чужого имущества

.2 Предмет хищения путем использования компьютерной техники

.3 Криминологическая характеристика преступлений, связанных с хищением путем использования компьютерной техники

Глава 2. Юридический анализ состава хищения путем использования компьютерной техники

.1 Объективные признаки состава преступления

.2 Субъективные признаки состава преступления

.3 Квалифицирующие признаки состава преступления

Глава 3. Проблемы квалификации и практики применения хищения путем использования компьютерной техники

Список использованных источников

Приложение 1 Перечень условных обозначений, символов и терминов

криминологическая преступление хищение

КМ УВД — Криминальная милиция управлений внутренних дел областных исполнительных комитетов.

МВД — Министерство внутренних дел.

НКП — Национальный контактный пункт.

ОРД — Оперативно-розыскная деятельность.

ОРПСВТ — Отдел по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий криминальной милиции управления внутренних дел областного исполнительного комитета.

СКТ — средства компьютерной техники.

УВД — Управление внутренних дел областного исполнительного комитета.

УК — Уголовный кодекс Республики Беларусь.

УПК — Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь.

УРПСВТ — Управление по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий (Управление «К»).

ЭВМ — электронно-вычислительная машина.

Введение После распада СССР, его единого политического и экономического пространства, белорусское государство вступило в активную фазу рыночных отношений, характеризующихся зарождением новых значимых институтов, способствующих интеграции Республики Беларусь в мировую политическую и экономическую системы.

На современном этапе развития человеческой цивилизации бесспорным является тот факт, что вся мировая экономика базируется на компьютерных системах, разветвленных по всей планете, объединяющих в единое целое практически все государства мира.

Динамичное внедрение новейших электронных систем и коммуникационных средств в различные сферы деятельности современного общества привело не только к развитию положительных тенденций и явлений, но и выявило целый ряд проблем негативного характера. Мировая история имеет немало ярких примеров преступного использования возможностей электронной техники. Естественно, широкое использование в Беларуси компьютерных систем привело

МО «Михайловский сельсовет»

  • Муниципальная служба
  • Результаты проверок
  • Противодействие коррупции
  • Налоги
  • Субъекты малого и среднего предпринимательства
  • Устав МО
  • Глава муниципального образования
  • Совет депутатов
  • Cпециалисты администрации
  • Постановления Администрации
  • Состав
  • Образцы документов
  • Постановления, распоряжения главы
  • Решения совета депутатов
  • Пожарная безопасность
  • Тексты официальных выступлений
  • Извещения о предоставлении муниципального имущества
  • Бюджет
  • Протоколы
  • 75 лет Победы
  • Избирательная комиссия
  • Выборы 2021

Newsflash 1

Newsflash 2

Newsflash 3

Newsflash 4

Newsflash 6

Duis commodo, purus ac scelerisque facilisis, ligula leo euismod ligula, vitae hendrerit sapien leo mollis ante. Morbi tincidunt, ipsum vel congue pellentesque, lectus purus posuere dui, et venenatis augue nisi…

Newsflash 7

Sed nec lacus a sapien molestie consectetur. Duis eros risus, rhoncus rhoncus dapibus ut, cursus vitae eros. Pellentesque habitant morbi tristique senectus et netus et malesuada fames ac turpis egestas.…

Newsflash 8

Pellentesque et turpis at tortor pulvinar hendrerit. Quisque quis elit orci, euismod gravida nisl. Praesent tempor ornare facilisis. Quisque eu risus sem, condimentum molestie metus. Phasellus in lacus bibendum risus…

Уголовная ответственность за хищения, совершаемые с помощью сети интернет и компьютерной техники.

Уголовная ответственность за хищения, совершаемые с помощью сети интернет и компьютерной техники.

Цель финансовых преступлений, совершаемых в компьютерной сети, – получение дохода с помощью компьютерных технологий.

В зависимости от специфики совершения такие деяния квалифицируются по ст. ст. 158 УК РФ – «кража», по ст. 183 УК РФ – «незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну», по ст. 187 УК РФ – «неправомерный оборот средств платежей» и по ст. 272 УК РФ – «неправомерный доступ к компьютерной информации».

Компьютеры и другие средства электронной техники используются в качестве средства совершения хищения, и умысел виновного лица направлен на завладение чужим имуществом путем изменения информации либо путем введения в компьютерную систему ложной информации.

Так, ч. 3 ст. 158 УК РФ дополнена п. «г» — кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

Если хищение с банковской карты совершено путем обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются по ст. 159 УК РФ.

За совершение данного преступления предусмотрен штраф в размере от 100 тысяч до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет с ограничением свободы на срок до 1,5 лет или без такового, либо лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 80 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до 1,5 лет либо без такового.

За собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом, предусмотрена уголовная ответственность по ч. 1 ст. 183 УК РФ деяния, наказывается штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо принудительными работами на срок до 2 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

За незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, наказываются штрафом в размере до 1 миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо принудительными работами на срок до 3 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Частью ст. 187 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за изготовление, приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта, а равно сбыт поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты, а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, наказываются принудительными работами на срок до 5 лет либо лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет.

За неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование компьютерной информации, предусмотрена уголовная ответственности по ст. 272 УК РФ, наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо ограничением свободы на срок до 2 лет, либо принудительными работами на срок до 2 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

О проблеме изъятия электронных носителей информации в рамках следственных действий

В современных условиях предпринимательскую деятельность практически любого предприятия сложно представить без использования информационных технологий.

Как правило, огромные объемы необходимой для нормальной работы коммерческой информации хранятся на серверах, жестких дисках персонального компьютера, бухгалтерия ведется с помощью программы «1С», взаимодействие с банком происходит через Интернет и персональные ключи доступа к так называемой системе «Банк – Клиент».

Более того, нередко сама по себе предпринимательская деятельность строится в своей основе на использовании достижений информационных технологий, например это интернет-магазины по продаже товаров, сервисы по оказанию услуг бронирования и т.п.

В случае принудительного неожиданного изъятия документов, в том числе электронных носителей информации, в ходе следственных и оперативных действий правоохранительных органов деятельность организаций оказывается практически парализованной.

На данную проблему неоднократно обращал внимание и Президент РФ В.В. Путин, например, в августе 2017 года на совещании по инвестиционным программам развития Дальнего Востока он указал на необходимость в принципе запретить правоохранительным органам изымать серверы и жесткие диски при проведении следственных мероприятий на предприятиях. «Если для следствия нужно, – отметил глава государства, – достаточно снять копии, заверить их и пользоваться ими в ходе следствия».

Многочисленные жалобы представителей предпринимательского сообщества вызвали неоднократные попытки законодательно урегулировать данную сферу отношений в целях минимизации неблагоприятных для предпринимателей последствий.

Так, Федеральным законом от 28 июля 2012 г. № 143-ФЗ в ст. 183 УПК РФ была введена ч. 3.1, устанавливающая особый порядок изъятия электронных носителей информации. Данная норма предусматривала, в частности, что выемка указанного носителя должна производиться исключительно в присутствии специалиста, по ходатайству законного владельца носителя ему должна быть предоставлена возможность скопировать содержавшуюся на нем информацию.

Аналогичная норма в виде ч. 9.1 была включена в ст. 182 УПК РФ, регламентирующую производство обыска.

Более того, в п. 20 Инструкции о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации гласного оперативно-разыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, утвержденной Приказом МВД РФ от 1 апреля 2014 г. № 199, установлены такие же по сути, как и изложенные, правила для изъятия электронных носителей информации в ходе оперативно-разыскных мероприятий.

Перечисленные нормы, хотя и имели некоторый положительный эффект, проблему, по моему убеждению, не решили.

Несмотря на то что сотрудники правоохранительных органов формально предлагали представителям организаций, в которых проводились следственные действия, скопировать имевшуюся на электронном носителе информацию, реальной возможности для этого фактически не обеспечивалось. Редко у какого предприятия в наличии были запасной носитель информации необходимого объема, специалист, который мог бы информацию скопировать, а также необходимое для этого время (зачастую не менее 4–5 часов).

Таким образом, на мой взгляд, указанные нормы, провозгласив правильные по сути принципы, к реальному результату не привели.

Впоследствии Федеральным законом от 27 декабря 2018 г. № 533-ФЗ (далее – Закон № 533-ФЗ) нормы ч. 9.1 ст. 182, ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ были признаны утратившими силу.

Для замены данных норм более эффективными тем же Законом № 533-ФЗ в УПК РФ была введена ст. 164.1 «Особенности изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий».

Указанная норма, по сути, во многом повторяет положения утративших силу ч. 9.1 ст. 182, ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ в части обязательного участия специалиста при изъятии электронного носителя информации, предоставления владельцу носителя возможности с помощью данного специалиста скопировать информацию на предоставленный им носитель и т.п. Кроме того, впервые законодатель предусмотрел право следователя скопировать информацию с электронного носителя без изъятия самого носителя. Однако, как показывает практика пока небольшого периода действия данной нормы, названным правом следователи практически не пользуются.

Читать еще:  Квартира для студента

Тем не менее необходимо отметить, что ст. 164.1 УПК РФ содержит запрет на изъятие электронных носителей информации, однако данный запрет распространяется исключительно на случаи изъятия в ходе производства по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1–4 ст. 159, 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ч. 5–7 ст. 159, 171, 171.1, 171.3–172.2, 173.1–174.1, 176–178, 180, 181, 183, 185–185.4 и 190–199.4 УК РФ.

При этом запрет не применяется в случаях, если: 1) вынесено постановление о назначении судебной экспертизы в отношении электронных носителей информации; 2) изъятие электронных носителей информации производится на основании судебного решения; 3) на электронных носителях информации содержится информация, полномочиями на хранение и использование которой владелец электронного носителя информации не обладает, либо она может быть использована для совершения новых преступлений, либо ее копирование, по заявлению специалиста, может повлечь за собой ее утрату или изменение.

Таким образом, полагаю, что, несмотря на движение законодателя в верном направлении, ограничение действия ст. 164.1 УПК РФ лишь рамками возбужденного уголовного дела по небольшому кругу составов преступлений, а также право широкого усмотрения для оценки тех или иных обстоятельств по-прежнему дают правоохранительным органам возможность обходить установленные запреты, изымать электронные носители без предоставления их владельцам реальной возможности скопировать с них информацию.

Более того, по моему мнению, при разработке законодательной базы по этому вопросу был упущен весьма важный момент, в результате пробел позволяет правоохранительным органам без каких-либо запретов и условий изымать электронные носители информации даже в отсутствие возбужденного уголовного дела.

Так, в соответствии с положениями ст. 176, 177 УПК РФ осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела в рамках проверки сообщения о преступлении в порядке ст. 144–145 УПК РФ. В ходе осмотра могут быть изъяты любые предметы и документы, которые, по мнению сотрудника правоохранительного органа, могут в дальнейшем иметь значение для уголовного дела, без каких-либо запретов и ограничений. По изъятым документам и предметам, как следует из ст. 144 УПК РФ, может быть назначено проведение ревизии и даже судебной экспертизы. Таким образом, до возбуждения уголовного дела, когда начинают действовать установленные ст. 164.1 УПК РФ запреты, все необходимые для правоохранительных органов действия уже совершены, уголовное дело как таковое с доказательственной базой сформировано, а предприниматель, как правило, продолжительный период лишен возможности осуществлять свою деятельность.

Данная ситуация представляется тем более опасной, что для проведения осмотра места происшествия правоохранительным органам необходим лишь формальный повод – сообщение о преступлении (например, заявление, явка с повинной, рапорт об обнаружении признаков преступления), которого достаточно для начала проверки в рамках ст. 144–145 УПК РФ.

Таким образом, по моему убеждению, рассматриваемый вопрос, безусловно, требует дальнейшей разработки комплексного правового регулирования с целью максимальной защиты прав и законных интересов предпринимателей, а также исключения ситуаций фактически принудительного приостановления их деятельности в ходе следственных мероприятий.

Так, по моему мнению, закономерными были бы установление запрета в принципе на любой стадии уголовного судопроизводства (в том числе до возбуждения уголовного дела), а также в рамках оперативно-разыскных мероприятий изымать электронные носители в коммерческих и некоммерческих организациях, у индивидуальных предпринимателей, и замена данной процедуры на процедуру копирования имеющейся на них информации сотрудниками правоохранительных органов на их носители с участием специалистов с обеих сторон. В исключительных случаях, когда у правоохранительных органов есть веские основания полагать, что содержащаяся на электронных носителях информация может быть использована для совершения новых преступлений, изъятие должно производиться не иначе как по решению суда – по аналогии с производством обыска в жилом помещении. Кроме того, в этой ситуации сотрудники правоохранительных органов должны либо обеспечить реальную возможность скопировать информацию с изымаемого источника (с предоставлением необходимого времени для приобретения аналогичного носителя и копирования информации), либо предложить свой носитель, которым предприятие могло бы воспользоваться без нарушения своей работы в отсутствие изъятого. При этом нормы законодательства также должны предусматривать конкретный небольшой срок (не более 15 суток), в течение которого изъятый носитель информации должен быть возвращен владельцу в исправном состоянии со всей имевшейся на нем информацией.

Защита авторского права при хищении исходного кода программы

Исходный код программы – ключевой и часто самый дорогостоящий ресурс IT-стартапа. Часто в молодой компании недостаточно эффективно выстроена система безопасности, нет охраны коммерческой тайны. Работники, которые стоят у основания предприятия, легко могут получить доступ к исходному коду и использовать его в своих целях. Как именно? Уволиться, забрав с собой код, основать собственную компанию и продавать программный продукт, исходный код которого схож с вашим до степени смешения! Что делать, если такая ситуация уже случилась, и как ее не допустить – об этом сегодняшняя статья.

О природе прав на программу для ЭВМ

Чтобы определить возможные способы защиты прав компании в отношении исходного кода, нужно разобраться в том, какими правовыми средствами он охраняется. В соответствии со ст. 1261 ГК РФ программа для ЭВМ охраняется как литературное произведение, то есть является объектом авторского права.

С этим связан подход практики, что охране подлежит только непосредственно код – текст, написанный на определенном языке программирования. Идея и алгоритмы программы авторским правом не защищаются. Поэтому, если конкурент создал аналогичную программу на другом языке программирования, защитить себя с помощью гражданско-правовых средств уже не получится.

Защита интеллектуальных прав в арбитражном суде

Если есть основания полагать, что исходный код был украден и используется другой компанией, установить, так ли это, поможет компьютерно-техническая экспертиза, назначенная в ходе судебного процесса о защите интеллектуальных прав.

Судебная защита исключительного права на произведение осуществляется на основе статей 1250, 1252, 1253 и 1301 ГК РФ.

Исходя из статьи 1252 ГК в рассматриваемой ситуации могут быть предъявлены следующие требования:

  • о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • о возмещении убытков – к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности;
  • о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.

Ст. 1301 ГК устанавливает размеры компенсации правообладателю, которая может быть взыскана вместо убытков, без доказывания их размера.

В судебном процессе по такому иску на истце лежит бремя доказывания принадлежности ему исключительного права на программу, а также факта использования этого права ответчиком. Ответчик же должен доказать соблюдение им требований законодательства о защите авторских прав.

В рамках таких дел назначается компьютерно-техническая экспертиза. Примеры вопросов, на которые отвечает эксперт, находим в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 21 ноября 2016 г. № С01-328/2016 по делу № А56-21040/2015:

  1. Является ли исходный текст и/или объектный код программы ответчика производным (созданным на основе) исходного текста и/или объектного кода программы истца, то есть заимствованным полностью или в части?
  2. Является ли программа ответчика по области применения, принципу действия и внешнему оформлению схожей до степени смешения с программой истца?
  3. Позволяют ли представленные на экспертизу материалы установить дату создания программы ответчика, если да, то какая это дата? Когда вносились изменения в программу ответчика?
  4. Воспроизведен ли в программе ответчика объектный код, содержащийся в программе для ЭВМ по свидетельству о государственной регистрации программы истца, если да, то в каком объеме?

На основании положительных ответов на эти вопросы, установив, что код совпадает на 88%, суд апелляционной инстанции удовлетворил требования истца, а кассация оставила решение в силе.

В ст. 1253 ГК установлена самая жёсткая мера ответственности для юридического лица или индивидуального предпринимателя, нарушающего исключительное право, – ликвидация или прекращение предпринимательской деятельности. Однако такие требования может заявить только прокурор, и дела по этой статье встречаются крайне редко. Первый пример прекращения предпринимательской деятельности гражданина на основании нарушения исключительных прав появился только в 2013 году в отношении распространителя контрафактных дисков с программами компаний Microsoft, Adobe и др. Поэтому на данную норму не следует рассчитывать в случае хищения программного кода сотрудником.

Защита прав разработчика через институт недобросовестной конкуренции

П. 7 ст. 1252 ГК допускает также использование средств защиты, предусмотренных антимонопольным законодательством, если нарушение исключительного права признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией.

Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» вводит запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с использованием результатов интеллектуальной деятельности. За данное нарушение установлена ответственность по ст. 14.33 КоАП РФ. Но для применения этой нормы опять же нужно доказать, что авторское право было нарушено, а если, к примеру, код написан на другом языке программирования – вины ответчика уже не будет.

Зато законодательство о защите конкуренции дает еще одну дополнительную возможность защиты прав на введенную в оборот программу для ЭВМ. Обратите внимание на ст. 14.6 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции», где идет речь о создании смешения. В частности, под запрет попадает копирование или имитация внешнего вида товара, вводимого в гражданский оборот хозяйствующим субъектом – конкурентом, наименования, цветовой гаммы, фирменного стиля в целом или иных элементов, индивидуализирующих хозяйствующего субъекта – конкурента и (или) его товар. Эту норму можно применить в том случае, если программа конкурента имеет схожий алгоритм и интерфейс, хотя тождественность кода отсутствует.

Для защиты своих прав с помощью законодательства о защите конкуренции нужно обратиться в Федеральную антимонопольную службу.

После выявления в действиях ответчика признаков нарушения антимонопольного законодательства можно обратиться с иском о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, о возмещении вреда, причиненного имуществу. Такая возможность прямо предусмотрена п. 3 ст. 37 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Уголовно-правовая защита

Уголовное дело о незаконном использовании авторских и смежных прав может быть возбуждено по ст. 146 УК РФ.

Ответственность по ч. 2 ст. 146 УК РФ наступает только в том случае, если действия совершены в крупном размере. Таким в соответствии с примечанием к статье признается стоимость прав на использование объектов авторского права, превышающая пятьдесят тысяч рублей. При определении стоимости используют розничную стоимость оригинальных программ, а если их стоимость еще не определена – прибегают к проведению экспертизы.

Профилактические меры

Если вы читаете эту статью, не столкнувшись с проблемой хищения исходного кода, стоит заранее позаботиться о том, чтобы такой ситуации не возникло. Первое правовое средство защиты информации от недобросовестных работников – это внедрение режима коммерческой тайны. С работниками надо подписывать соглашение о неразглашении (NDA) с большими штрафами за нарушение. Необходимо принять документ, определяющий коммерческую тайну и перечень отнесенных к ней сведений. На документах нужно ставить гриф «коммерческая тайна», а также вести учет лиц, имеющих доступ к коммерческой тайне.

Второй важный совет предпринимателям – следить, чтобы с правами на разработанные вами программы все было в порядке, так как если возникнет спор и вы не сможете доказать, что являетесь правообладателем, защитить свои права будет невозможно. Для этого, в частности, нужно заключать договоры на создание служебных произведений.

Читать еще:  Как поменять квартиру на большую с доплатой

Как мы показали, спектр правовых средств защиты в случае хищения исходного кода вашей программы достаточно широк. Для защиты своего права необходимо быть правообладателем и доказать это в суде, а производный характер кода программы конкурента доказывается с помощью экспертизы. ФАС – еще один орган, который может защитить ваши права. Причем если программа имеет схожий алгоритм и интерфейс, но код не совпадает (например, написан на другом языке), то для защиты права оптимально применять запрет недобросовестной конкуренции путем создания смешения.

Ольга Звагольская, IT-юрист на защите вашего бизнеса

Юридический сервис для IT-компаний, IT-стартапов, разработчиков компьютерных игр и других предпринимателей. Решим любой правовой вопрос: от консультации по запуску стартапа до защиты интеллектуальной собственности или авторского права в суде. Наши преимущества: специализация на it-проектах, гибкие тарифы, отличные специалисты со стажем работы от 10 лет.

Статья 212. Хищение путем использования компьютерной техники

1. Хищение имущества путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных, либо путем введения в компьютерную систему ложной информации –

наказывается штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное повторно, либо группой лиц по предварительному сговору, либо сопряженное с несанкционированным доступом к компьютерной информации, –

наказывается ограничением свободы на срок от двух до пяти лет или лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные в крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества или без конфискации и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

Как это работает: семь видов мошенничества в разъяснениях Пленума ВС

Современные виды мошенничества могут вызвать немало вопросов у судов, которые разбирают уголовные дела. Расплатиться чужой кредиткой в магазине – это мошенничество или кража? А если снять с нее деньги в банкомате или использовать карту вместе с похищенным конвертом с ПИН-кодом? Как выглядит мошенничество с социальными выплатами и какие дотации к ним не относятся? Какие особенности есть у хищения безналичных денег? И почему хищение денег через поддельные благотворительные сайты не относится к мошенничеству в сфере компьютерной информации? На эти и другие вопросы ответил Пленум Верховного суда в постановлении, принятом 30 ноября 2017 года.

1. Мошенничество – хищение путем обмана или злоупотребления доверием. А что такое обман и злоупотребление доверием?

Обман – это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение. К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п. А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

Злоупотребление доверием – это его использование с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. Например, человек получил кредит в банке или аванс за работы или услуги.

2. Когда мошенничество считается законченным?

В тот момент, когда преступник или другие люди завладели имуществом и получили реальную возможность пользоваться и распоряжаться им.

Если мошенник получил право на чужое имущество (например, убедил оформить на себя недвижимость или ценную бумагу), преступление считается оконченным с момента регистрации или другого решения уполномоченного органа.

3. Какие особенности есть у хищения безналичных денег?

Они точно такой же объект посягательства, как и наличные средства, но с некоторыми юридическими отличиями. В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник. Главное, что потерпевшему причинен ущерб, а куда ушли электронные деньги – неважно. К тому же часто их путь сложно отследить, как показывает судебная практика.

Место окончания преступления определяют по адресу банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет или велся учет электронных денег. Это поможет определить, к территории какого суда относится преступление.

4. Сколько есть разных видов мошенничества и зачем нужно такое разделение?

Кроме «простого» мошенничества (ч. 1–4 ст. 159 УК), есть мошенничество в предпринимательстве (ч. 5–7 ст. 159 УК), в сфере кредитования (159.1), при получении выплат (159.2), с использованием платежных карт (159.3), в сфере страхования (159.5), в сфере компьютерной информации (159.6). При таком условном разделении их получается семь.

Он служит для дифференциации наказания в зависимости от общественной опасности преступления. Например, за «простое» мошенничество без отягчающих обстоятельств можно получить до двух лет лишения свободы, а аналогичное мошенничество с кредитами или страховыми выплатами грозит максимум четырьмя месяцами ареста.

5. А что такое мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК)?

Это действия заемщика, который от своего лица или от лица своей фирмы сообщил банку заведомо ложные или недостоверные сведения, чтобы получить кредит и не отдавать его. Эта неверная информация должна касаться условий, на которых банк выдает кредит (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии, наличии кредиторской задолженности, предмете залога).

Чаще случается, что предприниматель или директор фирмы подают неверную отчетность, просто чтобы получить кредит или льготные условия кредитования. При этом они планируют отдавать деньги банку. Это не является мошенничеством. Но если такой обман причинил ему крупный ущерб (2,25 млн руб.), то бизнесмену или менеджеру грозит ответственность по ч. 1 ст. 176 УК («Незаконное получение кредита»).

6. Как выглядит мошенничество с социальными выплатами (ст. 159.2 УК)?

Это предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги. Например, неверной информации о личности получателя, об инвалидности, наличии детей или иждивенцев, участии в боевых действиях, невозможности устроиться на работу.

Умолчание тоже могут назвать преступлением в том случае, когда человек потерял право на выплаты (например, ему дали другую группу инвалидности), но продолжил их получать.

За приготовление к мошенничеству должны судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление.

К социальным выплатам не относятся гранты, стипендии в поддержку науки, образования и т.п., сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства. Мошенничество при их получении квалифицируют как «простое» по ст. 159 УК.

7. Что отличает мошенничество в предпринимательской деятельности (ч. 5–7 статьи 159 УК РФ)?

Здесь нарушитель – это индивидуальный предприниматель или член правления коммерческой организации, который умышленно не исполняет обязательства по предпринимательскому договору. Например, таким преступлением могут назвать привлечение денег под видом инвестиций.

Здесь обязателен прямой умысел на хищение чужого имущества, который возник у преступника до того, как он его получил. Минимальный ущерб для преступления составляет 10 000 руб.

8. Что такое мошенничество с помощью кредитных карт (ст. 159.3 УК)?

Это хищение денег с использованием поддельной или чужой платежной карты – кредитной, дебитной и т.д. Чтобы рассчитаться с ее помощью, мошенник сообщает кассиру или другому работнику, что эта карта принадлежит ему, или просто умалчивает, что карта чужая.

Если преступник расплачивается с помощью чужой карты в банкомате или использует карту совместно с похищенными ПИН-кодами или паролями – это считается кражей, а не мошенничеством.

9. Как выглядит мошенничество со страховками (ст. 159.5 УК)?

В этом случае мошенник может обманывать насчет наступления страхового случая – например, инсценирует ДТП, несчастный случай, хищение застрахованного имущества. Другой вид преступления – завышение размера страхового возмещения по наступившему случаю.

Преступником может быть страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, а также представитель страховщика, который вступил в сговор, или эксперт.

10. Что понимают под мошенничеством в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК)?

Его обязательный признак – целенаправленное вмешательство в работу программ и баз данных, которое нарушает процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации. Примером может служить вирус, собирающий данные кредитных карт, с помощью которых пользователи оплачивают покупки в интернете.

Если преступник воспользовался телефоном потерпевшего с «мобильным банком» или авторизовался в системе платежей под чужим аккаунтом, – такое получение денег считается кражей, а не мошенничеством. Если он, конечно, не вмешивался в работу компьютерных программ. К таким воздействиям не относится изменение данных о счете или движении денег.

«Простым», а не «компьютерным» является известный в Интернете вид обмана – например, поддельные сайты благотворительных организаций, интернет-магазинов.

Хищение путем использования компьютерной техники

Объект отношения собственности.

Объективная сторона хищение имущества путем: а) измене­ния информации, обрабатываемой в компьютерной системе, храня­щейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных; б) либо введения в компьютерную систему ложной информации.

В отличие от мошенничества при хищении путем использования компьютерной техники завладение имуществом происходит посредством использования компьютерной техники. Если лицо при помощи компьютерной техники изготовило фиктивный документ, а затем использовало его для завладения имуществом путем обмана, все содеянное квалифицируется как мошенничество.

По конструкции объективной стороны состав — материальный. Субъективная сторона характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла и корыстной целью.

Субъект общий, с 16 лет.

Квалифицированный состав ч. 2 ст. 212 УК предусматривает ответственность за совершение того же деяния:

группой лиц по предварительному сговору;

либо сопряженное с несанкционированным доступом к компьютерной информации.

Несанкционированным при хищении с использованием компьютерной техники считается доступ к компьютерной информации лица, не имеющего права на доступ к этой информации либо имеющего такое право, но осуществляющего его помимо установленного порядка.

Хищение путем использования компьютерной техники, сопряженное с несанкционированным доступом к компьютерной информации, сопровождавшимся наступлением последствий, указанных в ст. 349 УК, квалифицируется по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 212 и ч.ч. 2 или 3 ст. 349 УК).

Угон транспортного средства или маломерного водного судна (ст. 214 ук).

Объект – отношения собственности.

Читать еще:  Как получить от государства деньги на жилье

Предмет преступления – механическое транспортное средство или маломерное водное судно.

Под транспортным средством, указанным в статье 214 УК, понимаются механическое транспортное средство, предназначенное для движения по дороге и для перевозки пассажиров, грузов или установленного на нем оборудования, а также самоходная машина.

К маломерным водным суднам относятся гребные и моторные лодки, катера, парусные яхты, а также судна, длина которых менее 7 метров (гребное судно независимо от размера).

Объективная сторона состоит в неправомерном завладении механическим транспортным средством или маломер­ным водным судном и поездки на нем без цели хищения.

Завладение транспортным средством или маломерным водным судном (угон) выражается в тайном или открытом уводе его с места нахождения (стоянки). Транспортное средство может находиться в любом месте, установленном его владельцем или уполномоченным лицом: в гараже, автопарке, на улице, на территории предприятия и т. д.

Преступление считается оконченным с момента завладения чужим транспортным средством или маломерным водным судном и увода их с места стоянки. При этом не имеет значения, на какое расстояние уведено транспортное средство и как долго виновный пользовался им.

Угон может быть осуществлен как с помощью двигателя, так и путем перемещения транспортного средства вручную

По конструкции объективной стороны состав — формальный. Оконченным преступление должно считаться с момента начала движе­ния транспортного средства или маломерного водного судна.

Субъективная сторона вина умышленная, умысел прямой. Субъект общий, с 14 лет.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 214 УК). То же действие:

группой лиц по предварительному сговору;

повлекшее по неосторожности причинение ущерба в особо круп­ном размере.

Особо квалифицированный состав (ч, 3 ст. 214 УК): угон, соеди­ненный с применением насилия или с угрозой его применения.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Хищение путем использования компьютерной техники

ВВЕДЕНИЕ 2
ГЛАВА 1 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДМЕТА ХИЩЕНИЯ ПУТЕМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТЕХНИКИ 4
1.1 Понятие объекта и предмета преступления 4
1.2 Признаки, характеризующие предмет хищения 5
1.3 Безналичные и электронный деньги как предмет хищения 9
ГЛАВА 2 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХИЩЕНИЯ, СОВЕРШЕННОГО ПУТЕМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТЕХНИКИ 14
ГЛАВА 3 ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ХИЩЕНИЯ ПУТЕМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТЕХНИКИ 17
3.1 Хищение путем использования компьютерной техники: сравнительно-правовой анализ 17
3.2 Отграничение мошенничества от хищения путем использования компьютерной техники 18
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 22
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 24

Актуальность темы исследования. Статьей 13 Конституции Республики Беларусь гарантируется обеспечение равной защиты государственной и частной форм собственности. Данное конституционное положение нашло свое отражение в ст. 213 Гражданского кодекса Республики Беларусь. Это дает возможность всем физическим и юридическим лицам свободно владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, а также использовать его для осуществления хозяйственной и иной, не запрещенной законом деятельности.
Происходящие в нашем обществе социально-экономические трансформации стали причиной значительного усложнения имущественных отношений, что породило новые способы совершения преступлений против собственности, одним из которых является хищение, путем использования компьютерной техники.
Объект исследования – общественные отношения в области хищения путем использования компьютерной техники в Республике Беларусь, а также судебная практика применения.
Предмет исследования – уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за хищения путем использования компьютерной техники; правила квалификации рассматриваемых посягательств и их отграничение от иных составов хищения.
Цель исследования – комплексное исследование признаков состава хищения путем использования компьютерной техники в соответствии с уголовным законодательством Республики Беларусь.
Задачи исследования можно сформулировать следующим образом:
1. Рассмотреть сущность предмета состава преступления, предусмотренного ст. 212 УК Республики Беларусь;
2. Рассмотреть объекта и признаки объективной стороны; а также дать общую характеристику субъекта и признаков субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 212 УК;
3. Провести разграничение хищения путем использования компьютерной техники и иных составов преступлений.

Квалификация преступления по п. г, ч.3 ст. 158 УК РФ

Коллеги , наверное многие из вас уже сталкивались с тем , что следствие квалифицирует действия обвиняемого , который совершил хищение банковской карты потерпевшего не по п.в ч.2 ст 158 УК РФ , а по п. г, ч.3 ст. 158 УК РФ.

До наступления 2020 г. деяния связанные с хищением денежных средств способом , когда у потерпевшего крадут банковскую карту и снимают от туда деньги квалифицировались как кража в значительном размере ( самый распространенный состав), но теперь следствие стало квалифицировать эти действия, как кража совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств.

Естественно защита в этой ситуации с такой квалификацией не согласна , поскольку мы лишаемся возможности прекратить уголовное преследование в порядке ст. 25 УПК , а также с применением судебного штрафа, т.к это уже тяжкое преступление.

Следователь поясняет в свою очередь, что прокуратура вернет дело обратно , если изменят квалификацию на п.в ч.2 ст 158 УК

Изучив судебную практику я делаю вывод, что вменение квалифицирующего признака кража совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств в подобных случаях излишняя и необоснованная

Например:

Государственный обвинитель, просил переквалифицировать действия подсудимого Беляева Ю.А. с п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в связи тем, что по смыслу закона, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ «О национальной платежной системе». В соответствии с п. 19 ст. 3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств. Принимая во внимание, что Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета». Таким образом, считаю, что действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

Согласно действующему закону, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».

В соответствии с п. 19 ст. 3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств.

Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета».

Таким образом, действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину

При этом для исключения из квалификации действий Беляева квалифицирующего признака «хищения чужого имущества с банковского счета» не требуется исследования собранных по делу доказательств, поскольку необходимость изменения квалификации следует из предъявленного обвинения и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

Преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ согласно ст. 15 УК РФ относится к категории средней тяжести.

В судебном заседании установлено, что Беляев Ю.А. впервые привлекается к уголовной ответственности, имущественный вред, причиненный преступлением, возмещен в полном объеме путем возврата похищенного имущества, потерпевшая Б. не возражает против прекращения уголовного дела, в связи с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Ссылаясь на положения ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе» судебная коллегия указала, что соответствующий квалифицирующий признак совершения хищения с банковского счёта может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путём их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчётов в порядке, регламентированном указанной правовой нормой. Неотъемлемым признаком объективной стороны такого преступления – хищения с банковского счёта, будет обязательное оказание незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. В противном случае, учитывая тайный способ хищения, действия должны быть квалифицированы как кража, даже если снятие денежных средств совершено путём использования учётных данных собственника, полученных путём обмана последнего или использования его мобильного телефона. Не образует состава указанного преступления хищение чужих денежных средств именно с банковского счёта путём использования заранее похищенной или поддельной платёжной карты для выдачи наличных денежных средств посредством банкомата.

Равно как не усмотрел суд апелляционной инстанции указанного признака при краже денежных средств с банковского счёта ПАО Сбербанк, принадлежащего С., с использованием ошибочно подключённой на абонентский номер телефона, находящегося в пользовании виновного, услуги «мобильный банк», в связи с чем, действия Г. по похищении денежных средств на общую сумму 1000 рублей расценены как мелкое хищение, влекущее административную ответственность.

Обвинительный приговор суда первой инстанции отменён с вынесением оправдательного приговора в отношении Г., в виду отсутствия в его действиях состава уголовного преступления с признанием за ним права на реабилитацию (дело № 22-7617/2018).

Уважаемые коллеги , приглашаю к обсуждению. Были ли у вас в практике подобные случаи ? Как вы решали вопрос с квалификацией ?

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector